Вт12062016

Обновлено:Вт, 06 дек 2016 7am

Военных юристов хотят лишить бесплатного лечения

порядок медобеспечения офицеров и членов их семей

Непростые отношения МО и военных юристов  ждут новые осложнения.

Спор возник вокруг законопроекта о снятии военных прокуроров и следователей с медобслуживания в госпиталях и поликлиниках МО, которое сейчас осуществляется беслатно.

Авторы документа, разработанного в минобороны, считают, что армейские и флотские юристы, а также члены их семей вполне могут обойтись услугами муниципальных учреждений здравоохранения. В случае особой необходимости военврачи, конечно, окажут им помощь. Но платную.

Хотя проект еще не согласован с другими министерствами и ведомствами, не просчитана его цена для госбюджета, эту практику военные предлагают ввести уже с будущего года.

Видимо, в штабных кабинетах решили, что после значительного повышения офицерского жалования и с учетом доплат, положенных юристам в погонах, они теперь в состоянии нанимать домашних врачей. Логика у военных законотворцев примерно такая. После массового сокращения ведомственных поликлиник и госпиталей к оставшимся медучреждениям пришлось прикрепить тысячи новых людей - главным образом семьи военных пенсионеров. Персонал с таким наплывом пациентов едва справляется, поэтому кого-то с медобеспечения надо бы снять. Крайними хотят сделать военных прокуроров и следователей.

Это, так сказать, верхушка айсберга. А если копнуть проблему глубже, становятся понятны и иные мотивы чиновников оборонного ведомства.

Не секрет, что в военном министерстве давно существует идея - перевести армейских правоохранителей из состава Вооруженных сил в штаты профильных ведомств. Прокуроров - в Генпрокуратуру, следователей - в Следственный комитет. Этот процесс неоднократно пытались сопроводить распогониванием военных юристов. Не получилось. Тогда возникла другая мысль: пусть они остаются военными, но проходят службу не в армии, а в Генпрокуратуре и СКР. Правда, этот кадровый маневр потребует корректировки ряда нормативно-правовых актов. Дело в том, что ни в Генпрокуратуре, ни в Следственном комитета военная служба не предусмотрена. Минобороны большой беды в том не видит и предлагает ее ввести. Мол, такая штатно-должностная схема будет выглядеть более резонной.

У военных правоохранителей своя логика. Они говорят, что их принадлежность к Вооруженным силам совершенно оправдана. К примеру, когда армейскую часть по тревоге бросают в "горячую точку", прокуроры и следователи тоже берутся за тревожные чемоданы. Ведь за соблюдением законности нужно следить и на войне. Если военные правоохранительные органы переведут в другие ведомства, то делать это станет гораздо труднее.

Нельзя забывать и о другом моменте. Сейчас многие проблемы, возникающие у солдат и офицеров на наших зарубежных военных базах, с иностранными коллегами решают представители ГВП и военно-следственного главка СКР. Поскольку представительств той же Генпрокуратуры в других странах мы не имеем, полномочия решать спорные юридические вопросы и разбираться в армейско-правовых коллизиях имеют штатные военные прокуроры этих баз. Это их право закреплено в международных договорах и соглашениях. Изменение статуса армейских юристов потребует корректировки многих документов. А это долгий и нудный процесс.

Однако вернемся к скандальному законопроекту минобороны. Свою оценку этому документу уже дали в Следственном комитете России. Там считают, что избирательный порядок в медобеспечении офицеров и членов их семей нарушает Закон "О статусе военнослужащих". А потому предложение минобороны неприемлемо. В законе на самом деле ничего не сказано о каких-то ограничениях в предоставлении ведомственных медицинских услуг военным следователям и прокурорам. Носишь погоны, служишь в армии, - значит, лечить тебя и твою семью в госпитале или поликлинике минобороны должны бесплатно.

Иной вопрос - это право кадрового военного обратиться за медицинской помощью в гражданскую больницу по месту жительства. Его прокуроров и следователей никто не лишал. Но их также и не лишали права выбора медучреждения. Ладно бы такая инициатива прозвучала из министерства здравоохранения. Но оно никогда не выступало против лечения у муниципальных врачей военных в целом, следователей и прокуроров - в частности. А вот минобороны непременно хочет закрыть перед ними двери своих лечебниц.

Армейские следователи солидарны с прокурорами и в другом вопросе - о порядке оказания врачебной помощи в "горячих точках". Юристы ведь тоже попадают под огонь, получают ранения. В СКР говорят, что если их армейских коллег лишат права лечиться у военврачей, жизни десятков офицеров окажутся под угрозой. Особенно это касается юристов, проходящих службу на Северном Кавказе. Там ведь до сих пор звучат выстрелы и подрываются снаряды. Бывает, что те, кто расследует теракты, тоже подвергаются нападениям. С минно-взрывными травмами и огнестрельными ранениями гражданские медики имеют дело нечасто, и ждать от них квалифицированной помощи проблематично. Тем более что места их работы, как правило, находятся далеко от временных баз и лагерей военных. А полевые госпитали и медпункты всегда рядом.

Источник http://www.rg.ru/

Обсуждение темы на форуме ведется здесь >>>



Смотрите также: