Вс12042016

Обновлено:Пт, 02 дек 2016 9am

Неадекватность солдат вынуждает принимать меры

Количество военных психологов увеличат из-за неадекватности солдатКорпус военных психологов удвоят из-за неадекватности солдат. Одна из причин этого то, что каждый четвертый призывник в армии без помощи может стать самоубийцей.

Минобороны увеличит количество армейских психологов в воинских частях в два раза — до 3 тыс. человек. Такие меры принимаются из-за резкого ухудшения в последние годы состояния психики призывников. Сейчас в помощи психолога нуждается каждый четвертый солдат-срочник — с начала года, по данным военных, произошло уже 83 случая самоубийства.

— Современная молодежь менее устойчива к стрессам. Алкоголь, наркотики, тотальная интернет-зависимость формируют личность, которой трудно адаптироваться в социуме, особенно закрытом, как в воинской части. Поэтому когда их выдергивают из их микромира, психика не выдерживает,  — пояснил «Известиям» решение военного руководства профессор кафедры психологии Военного университета Минобороны Петр Корчемный.

Сейчас, по данным Всемирной организации здравоохранения, наркотики регулярно употребляют почти 7 млн россиян, из них почти 60% — молодые люди в возрасте от 16 до 30 лет. Ежегодно наркозависимость становится причиной смерти 30 тыс. молодых людей. Всего лишь 4% от общего числа школьников не пробовали алкоголя. Каждый седьмой ребенок воспитывается в неполной семье.

Пока в каждой бригаде на 3 тыс. срочников приходится всего один психолог, который физически не в состоянии уделить внимание каждому солдату. В мировой практике нормой считается, когда специалист «ведет» группу не более чем в 500 человек.

— Выявить солдат в пограничном состоянии намного проще, если проводить регулярные беседы с «группой риска» — конфликтными или замкнутыми юношами, детьми из неблагополучных семей, судимыми, имеющими проблемы в личной жизни, — рассказала «Известиям» психолог одной из сухопутных бригад.

1,5 тыс. новых армейских психологов будут набирать из гражданских вузов с факультетов психологии. Сами военные хотят, разумеется, выпускников психфаков МГУ и СПбГУ, но специалистов из этих вузов зарплата в 6–8 тыс. рублей вряд ли привлечет.
— Главное требование — образование должно быть академическим, — подчеркивают в Минобороны.

По свидетельству правозащитных организаций солдатских матерей, ежегодно из-за стремления военных комиссариатов во что бы то ни стало выполнить план, до 30% военнослужащих комиссуют по утаенным заболеваниям, в том числе и психическим.

— За 16 лет работы я видела военных психологов только в Чечне. Но пользы от них мало. Они ведь все равно подчиняются командиру части: как он скажет, так и будет. Поэтому солдаты обращаются со своими проблемами сразу к нам. А мы напрямую к военному прокурору. И добиваемся своего, — сказала представительница Союза комитетов солдатских матерей России Мария Федулова.

В Советской армии первый штатный психолог появился в 1976 году. С тех пор психологическая служба постоянно видоизменялась, но неуклонно оставалась востребованной. Сейчас военные психологи работают в армиях практически всех стран ближнего зарубежья, за исключением Грузии и Азербайджана.

В армии США, насчитывающей вместе с резервистами около 2 млн человек, за душевное здоровье солдат и офицеров борются 60 тыс. идеологических работников с психологическим образованием. Причем в зоне боевых действий количество психологов увеличено в несколько раз.

А в армии обороны Израиля, которая постоянно находится в ожидании войны, за психологию отвечают все офицеры, которых курирует отдельный специалист, напрямую подчиняющийся Генштабу.

За пределами России проблема суицидов наиболее остро стоит в армиях США и Японии. В 2011 году покончили с собой уже больше 160 американских военных. В Российской армии в 2009-м таким образом погибли 149 человек, в 2010-м — около 200.

Источник http://izvestia.ru/



Смотрите также: