Вт12062016

Обновлено:Вт, 06 дек 2016 9am

Матвеев, Сулим...Кто еще еще хочет побыть правдорубом?

14 августа летчик-инструктор Липецкого авиацентра Игорь Сулим, рассказавший о поборах в части, что привело к возбуждению уголовных дел в отношении ряда офицеров, был направлен в 7 Центральный военный клинический авиационный госпиталь ВВС на обследование. 

Командир Игоря Сулима полковник Терешин усомнился в психическом здоровье старшего лейтенанта и не допустил его к полетам.

- Игорь, вы выписались из госпиталя, как обстоят дела на сегодняшний день?

- К сожалению, результаты обследования оказались не самыми благополучными. Хотя, неврологический диагноз не подтвердился, и меня признали абсолютно здоровым психически, «всплыл» сколиоз позвоночника, который не позволяет в дальнейшем выполнять полеты. От летной работы я отстранен, думаю, окончательно.

- Вы не видите в этом желания свести с вами счеты за ту «кашу», которую вы заварили?

- Естественно вижу, это глупо отрицать. Нет здоровых людей, есть недообследованные пациенты. Мотивы моей отправки в госпиталь ясны, результаты для меня вполне ожидаемые. Так бывает очень часто. О репрессивной медицине вспоминать не буду, а вот о репрессиях вполне можно упомянуть.

- Медики иногда могут скрыть "несерьезный" диагноз, если их хорошо попросить...

- Практически любые проблемы всегда можно «решить», но позволить себе «договариваться», предлагать какие-то блага за сокрытие диагноза я не мог, это было бы не совсем честно.

- Разве «сколиоз» может быть причиной отстранения от полетов и даже списания из ВВС?

- В соответствии с существующими приказами, это так. К сожалению.

- Означает ли это, что вы попрощались с ВВС, с небом? Из армии вам придется увольняться?

- Да, летать на военных самолетах мне нельзя. Расставаться с армией не хотелось бы. Хотелось бы, чтобы дальнейшая служба все равно была связана с небом. Но, я буду думать.

- Рассматриваете переход в гражданскую авиацию?

- Такой вариант не исключен, но не знаю, как мой диагноз может сказаться на решени этого вопроса.

- Что собираетесь делать дальше?

- Дальше? Довести дело до конца, прежде всего. Трудности бывают, с ними нужно бороться. Административные возможности у тех людей, чьи интересы мы затронули, намного больше, чем наши, но это не должно быть поводом к тому, чтоб кого-то запугать.

- Вам не обидно, что таким образом оканчивается ваша карьера?

- Есть такое, но, мы боремся за правое дело. Это по-настоящему важно. Если бояться и терпеть тогда, когда это делать преступно, можно превратиться в раба. Вчера, сегодня, завтра, мы всегда сталкиваемся с тем, что ставит перед нами вопрос: «А что сделал я?». Хотелось бы, чтоб многие могли ответить: «Я был перед собой честен». В жизни может представиться лишь один шанс сделать мужской поступок. Я рад, что служу рядом с людьми, которые меркантильным интересам предпочли порядочность. Жалко, что не все сделали такой выбор. Было бы легче.

- Из Липецка уедете?

- Все будет зависеть от рода деятельности, какой я буду заниматься. Постараюсь находиться здесь как можно дольше, но жизнь диктует свои правила. Духом никто не падает, все только впереди.

- За ходом уголовного дела будете следить?

- Не только следить, но и принимать в нем самое активное участие. Списание меня с летной работы никаким образом не повлияет на то, за что мы боремся. Это абсолютно несвязанные вещи. Если кто-то считает, что таким образом можно заставить меня смириться и все бросить, они очень сильно заблуждаются.

- Понимаем, вы не имеете права разглашать ход дела, но, в рамках того, что говорить можно, скажите – как обстоят дела? Дело не пытаются развалить?

- Ну, определенное противодействие, конечно же, есть, но, я считаю, расследование ведется объективно, и виновные люди будут наказаны. Думаю это будет хороший урок для негодяев, которые издеваются над людьми, набивая свои карманы грязными деньгами.

Источник: http://gorod48.ru/news/47524/



Смотрите также: